Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Заслуженный врач России (Москва, 1982г.)
 
Пионер WFUMB и  AIUM (Вашингтон, 1988г.)

Почетный член РАСУДМ     (Москва, 2007г.) 

Мобильные комплексы экспресс-диагностики

Экспресс-диагностика щитовидной железы

  Я решил написать эту статью в момент торжественного открытия VI Съезда Российской ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в медицине, когда смотрел в зал и осознал, насколько расширилось число участников исследования за последние годы. Осматривая выставку современной ультразвуковой аппаратуры, невольно вспоминал наши первые приборы. Изменения произошли на моих глазах, и это были «космические» изменения.

Многие специалисты, занимающиеся ультразвуковыми исследованиями, даже не знают, что такое А-режим. Работая с ультразвуковыми контрастами или проводя пункционную биопсию под контролем ультразвука, они не догадываются, что эти технологии внедрены в практику совсем недавно по историческим меркам и работать без них уже невозможно.

Захотелось рассказать и показать вам с чего начиналась ультразвуковая диагностика в ЦКБ №1 МПС. Так получилось, мне выпала судьба быть среди первых на этом поприще, быть Пионером (WFUMB, AIUM, Вашингтон, 1988).



Часть первая (60-е и 70-е годы XX века)

Многие годы я работал в ЦКБ №1 МПС СССР, где железнодорожная медицина всегда была достаточно сильной, хорошо оснащенной и квалифицированной. На базе больницы были сосредоточены прекрасные отделения и многие известные кафедры. Наука и практика должны быть едины и неразделимы — в этом залог прогресса. В нашей клинике эти понятия совпадали.

Уже в начале 60-х годов в ЦКБ №1 МПС под моим руководством была создана лаборатория биолокационной диагностики. Помимо традиционных методов лучевой диагностики, таких как рентгенография, сцинтиграфия, в больнице начали использовать ультразвуковую диагностику и термографию.

Необходимо сразу внести ясность. Метод термографии в настоящее время, на мой взгляд, напрасно отошел на задний план на фоне современных методов исследования. Поскольку мне довелось проводить в процессе работы комплексный сравнительный анализ диагностических методов у больных с различной патологией, могу ответственно заявить, что у термографии есть свое «место под солнцем» и интерес к ней постепенно возвращается. Поэтому в данной статье я часто буду возвращаться к комплексному методу обследования больного.

С 1962 г. в нашей клинике были внедрены в практику и осуществлялись ультразвуковые исследования внутренних органов, щитовидной и молочных желез, мягких тканей.  Происходил активный анализ полученных данных в сравнении с пункционными материалами, данными гистологии и патологической анатомии (рис. 1-3).

Помимо этого, мы стремились к комплексному диагностическому подходу в отношении каждого больного. Пытались уже тогда оптимизировать набор исследований для той или иной клинической ситуации. Вот поэтому с 1964 г. стали активно применять телетермографическое исследование, уточняющее патофизиологические изменения в тканях и внутренних органах за счет инфракрасного излучения организма.

В дальнейшем этим методом в комплексе с ультразвуком мы исследовали щитовидную и молочные железы, область суставов, поверхность брюшной стенки и поясничной области, кровоснабжение конечностей, головы и шеи [1-15].

Считаю возможным в первую очередь остановиться на результатах ультразвуковой диагностики тех органов, которые в то время практически данным методом не исследовались.

Проводя в лаборатории эксперименты, мы выяснили, что воздушная среда легких, не превышающая в поперечнике 4,0 см, проходима для ультразвука, и за ней можно выявлять различные морфологические образования. Это позволило осуществлять исследования легких, плевральной полости, пищевода, средостения, перикарда [16-21].

Осуществляли исследования сердца с целью определения его границ и выявления патологических изменений. Обследования проводились с помощью диагностических аппаратов УЗД-4 и УЗД-5 с использованием одно- и двумерных датчиков при частоте 1,76 МГц. Удавалось определить границы сердца, толщину стенок миокарда, размеры полостей [18].

Учитывая сложность визуализации перечисленных органов, мы провели ряд экспериментов на животных, которые подтвердили наши предположения о целесообразности применения ультразвука при патологии органов грудной клетки.

Хочу остановиться на нашей работе, которая впоследствии способствовала новому направлению ультразвуковой диагностики, - прицельным пункциям под контролем ультразвука различных органов и тканей. В 1968-1970 гг. эта работа осуществлялась с помощью отечественных аппаратов УЗД-4 и УЗД-5, оснащенных двумерными сканирующими датчиками, в комбинации с приспособленной нами плоской металлической полоской, смещаемой перпендикулярно продольной оси датчика. Мы получали точные ориентиры для проведения прицельных пункций, которые успешно осуществляли [22]. Еще одно направление в нашей научно-практической работе — это спортивная медицина.

В доступной литературе в тот период мы не нашли работ, посвященных ультразвуковой диагностике повреждений двигательного аппарата, возникающих при занятиях спортом.

В 1967-1968 гг. нами были проведены исследования спортсменов с различными повреждениями мягких тканей: ушибами, растяжениями, надрывами и разрывами мышц и связок, разрывами ахиллова сухожилия, тендопатиями и тендовагинитом, хроническим синовитом [23].

До 1964 г. мы чаще применяли в работе так называемый А-режим (от слова «амплитуда»), который являлся одномерным и позволял оценить размеры органа или объемного образования, а также выраженные макроструктурные изменения в нем.

С 1965 г. в практику стал широко внедряться В-режим (двумерный), который и позволил ультразвуковой диагностике занять столь прочные диагностические позиции в современной медицине.

Особый интерес, на мой взгляд, имеют те разделы ультразвуковой диагностики, которые позволили клиницистам качественно изменить подход к лечению больного и подняли медицину на новую ступень развития.

Нами была опубликована серия статей, посвященных различным разделам ультразвуковой диагностики (пищевод, желчные пути, щитовидная железа, опухолевидные образования шеи, пневмонии, выпоты в серозных полостях, тромбоэмболия легочной артерии и другие области исследования [2,6,16-21,24-27] (рис. 4-7).

Тогда же мы начали применять ультразвуковое исследование в педиатрической практике, поскольку на территории больницы функционировал детский корпус, а быстрое и безболезненное обследование детей представлялось нам особенно важным [1].

Все эти статьи имели определенный научный и практический резонанс и явились результатом работы целого коллектива.

Наша лаборатория широко использовала комплексную диагностику с применением термографии и ультразвука в таких разделах как диагностика опухолей молочных желез, болезней печени и почек, поражения сонных артерий и аорты [3-6,28-32].

Считаю возможным остановится на экспериментальной работе, проведенной нами в 1970 г. и посвященной клиническим исследованиям первого лабораторного образца отечественного ультразвукового прибора сложного сканирования — аппарата «Обзор — 100» [31,33]  (рис. 8).

Полученные результаты исследования печени, селезенки, щитовидной железы, легких, сердца мы сравнивали с параллельно проводимыми у этих больных радиоизотопным сканированием, рентгеновским исследованием, ультразвуковым исследованием на аппарате УЗД-4 и УЗД-5, а также с данными оперативного материала. Клинические испытания аппарата «Обзор-100» показали его высокие диагностические возможности и техническое совершенство.

В 1977 г. на Всемирном электротехническом конгрессе (г. Москва) наша биолокационная лаборатория демонстрировалась как медицинский центр, где осуществляются комплексные исследования (биоэхолокация и термография) в диагностике различных заболеваний. На пленарном заседании мы выступили с докладом о применении этого комплекса в диагностике заболеваний молочных желез [5] .

В 1977 г. прицельные аспирационные пункции под контролем ультразвука были дополнены срочными цитологическими исследованиями.

В 1973 г. в издательстве «Медицина» вышла книга «Радиоизотопное скенирование, ультразвуковая биолокация и тепловидение в клинике» (Т.П. Макаренко, Ю.Н. Богин, А.В. Упырев, А.В. Богданов), содержащая раздел по ультразвуковой диагностике [6] .

В 1979 г. издана монография «Ультразвуковая диагностика при заболеваниях печени и селезенки» (Ю.Н. Богин, Г.М. Соколова), рекомендованная Ученым советом ЦИУ врачей как учебное пособие для врачей, занимающихся проблемами заболеваний печени и селезенки [32] .

Была разработана и опубликована эхографическая классификация в норме и при различных заболеваний печени и селезенки  [32,34].

Помимо научно-практической работники сотрудники биолокационной лаборатории в тот период занимались подготовкой специалистов по ультразвуковой диагностике и телетермографии, активно пропагандируя эти методы в «Медицинской газете», газете «Гудок», участвуя в конференциях и симпозиумах.



Часть вторая (80-е и 90-е годы XX века)



Данные десятилетия ознаменовались широким внедрением в практику допплеровских технологий и принципиальным изменением парка ультразвуковых приборов. Возможности ультразвуковой диагностики существенно возросли.

Учитывая высокую квалификацию специалистов функциональной диагностики и их желание принять активное участие в проведении ультразвуковых исследований сердечно-сосудистой системы, мы провели их теоретическую и практическую диагностику по основам ультразвуковых исследований, предоставив им возможность участвовать в работе этого крайне важного раздела.

Начало 80-х годов совпало с сотрудничеством нашей лаборатории с ведущими фирмами, производящими медицинскую аппаратуру. Наиболее тесное сотрудничество было с двумя фирмами мирового технического уровня: фирмой Сименс (ФРГ), производящей ультразвуковые диагностические аппараты, и фирмой АГА-Агема (Швеция), производящей тепловизионную аппаратуру. Появилась возможность обмениваться опытом с зарубежными клиниками, использующими данную аппаратуру, выступая там с докладами и знакомясь с их работой. Также мы получили возможность совместно с этими фирмами провести на нашей базе четыре международные конференции, посвященные диагностическому применению ультразвука и термографии (1981, 1982, 1988 и 1991 гг.). Кроме того, это позволило проводить клинические испытания самой совершенной аппаратуры этих фирм в своей лаборатории.

По прежнему придавая большое значение комплексной диагностике, мы проводили исследования, где, по нашему мнению, она была наиболее эффективна.

В 1979 г. был подведен первый итог комплексного применения ультразвука, термографии и аспирационной биопсии в диагностике заболеваний молочных желез у 4520 женщин [5,7,15,35]. Прицельную срочную аспирационную биопсию осуществляли иглой с внутренним диаметром 1 мм. Диагностическая эффективность используемого комплекса оказалась хорошей. Из этой группы было оперировано 432 женщины. Достоверность комплекса при раке молочной железы (173 случая) составила 92%, при доброкачественных образованиях (259 случаев) — 93% [7,12,15,35].

Полученные данные нас вдохновили и на использовании этого комплекса при исследовании щитовидной железы, где эффективность комплексных диагностических исследованийдостигла 90% [8,11,12,14].

Применяя одни из лучших для того времени ультразвуковых и и тепловизионных приборов, в течение 1980-1984 гг. мы обследовали также почки у 2250 больных и 75 практически здоровых людей в возрасте от 8 до 88 лет. Точность диагностических заключений достигла 90% Разбирались эхограммы: почки здорового человека, киста почки, поликистоз почек, опухоль почки, острый паранефрит, трансплантированная почка, острый гломерулонефрит, острый пиелонефрит, хронический пиелонефрит, мочекаменная болезнь. При этих исследованиях, когда возникла необходимость, осуществляли дополнительно и телетермографию — в основном при воспалительных процессах и объемных образованиях [9,13].

В 1987 г. мы проанализировали результаты исследования надпочечников, проведенного с 1980 по 1986 гг. у 760 человек, в том числе у 76 с предполагаемой патологией надпочечников. При исследовании надпочечников уточнялись их размеры, внутренняя эхоструктура и взаимоотношение с ближайшими органами. При сопоставлении с результатами оперативных вмешательств достоверность комплекса составляла 80% [10].

Разработана методика прижизненного определения массы внутренних органов, что может способствовать уточнению дозировок лекарственных препаратов, объективизации клинической симптоматики [36].

В 1990-1991 гг. ультразвуковая диагностика и телетермография были внедрены в практику ветеринарии [27,37].

Подводя итоги, необходимо дополнить предыдущие данные и объемом выполненной производственной работы. Всего было обследовано 156 тыс. больных, проведено обучение 273 врачей (по темам «Ультразвуковые диагностические исследования и телетермография», «Комплексная диагностика (теоретические и практические занятия)»), опубликовано 117 научных работ, в том числе в США, Испании, Италии, ФРГ.

Учитывая опыт комплексного использования ультразвуковой диагностики с другими методами, нами совместно с ассоциацией «ЭРА» был разработан проект и изготовлены и оборудованы две мобильные лаборатории комплексной экспресс-диагностики на базе автобуса и прицепа (рис. 9-10).

Составными частями экспресс-комплекса являлись клинический осмотр, термография, ультразвуковые и цитологические исследования.

Разработка и создание мобильных лабораторий комплексной экспресс-диагностики были связаны с событиями, произошедшими на Чернобыльской АЭС, и возникающей необходимостью массового обследования щитовидной железы и других органов у населения пострадавших районов.

Учитывая, что в нашей стране существует много отдаленных населенных пунктов, где нет необходимого оборудования для обследования пациентов, такие комплексы, оснащенные современным и более расширенным оборудованием (цифровые флюорографы, маммографы и др.), могли бы оказать большую помощь и приблизить современную медицину к населению страны.

Биолокационная лаборатория активно демонстрировала свою работу на двух международных выставках «Больница -90» и «Больница-91», получив на них почетные дипломы.

С целью обучения персонала, работающего на мобильных лабораториях комплексной экспресс-диагностики, уже в начале 90-х годов нами была создана обучающая и практическая программа «Диагност», выполненная на компакт-диске, что явилось несомненным событием в ультразвуковом мире того времени.

Под моим научным руководством было защищено 6 кандидатских диссертаций. Нами получены патенты на изобретения [38,39].

 

С целью ознакомления с работой лаборатории ее посетили многие специалисты западноевропейских стран, в том числе стран бывшего социалистического лагеря, Северной Америки, Австралии, Азии. Занятия и практическая работа, демонстрируемые гостям, которых как правило, сопровождали представители различных министерств и ведомств, проводились мною.

В завершении мне хотелось бы отметить, что современный ультразвук, благодаря новым технологиям, представляет широкий спектр диагностических возможностей. Надеюсь, что этот метод будет развиваться и совершенствоваться, достигая уровня гистологических и цитологических исследований.

Выражаю благодарность за оказанную помощь в подготовке данного материала Марине Константиновне Рыбаковой и Лидии Александровне Суворовой.