Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Мобильные комплексы экспресс-диагностики

Экспресс-диагностика щитовидной железы

Секрет творческой жизни докторов Богиных.

Эта династия может служить достойным примером для современников

В США в своё время было проведено интересное исследование – в течение целого поколения социологи изучали жизнь нескольких тысяч человек для выяснения, какое значение имеет для их здоровья духовная связь с близкими и окружающими. Оказалось, что те, у кого эта связь наиболее крепкая, обладали завидным здоровьем и долго жили в отличие от людей одиноких.

Династию врачей Богиных начал ещё прадед Юрия Николаевича, которого он никогда не видел, но всегда подозревал, глядя на деда и отца, что тот также был умён и привлекателен. Дедушка Юрия Николаевича, Иосиф Александрович, после окончания медицинского факультета университета, стал уездным врачом в городе Егорьевске. Лечить он умел всё – инфекционные болезни у детей и взрослых, бронхиты, принимать роды, амбулаторно оперировать. Когда началась Первая мировая война, принимал активное участие в работе госпиталя, куда свозили раненых. В те времена профессия врача была не менее трудной и ответственной, чем сейчас. Видя, как работает дед, отец Юрия Николаевича, Николай Иосифович, «потянулся» в медицину, поступив в Московский медицинский университет. В 1916 г. после окончания дополнительных курсов ему присвоили специальное звание, и он ушёл добровольцем на фронт. Только с окончанием гражданской войны он в 22 года смог окончить с отличием университет и получить заветный диплом врача. Вскоре он женился на матери Юрия Николаевича, выпускнице женской гимназии.

И тут началась история, напоминающая известный фильм «Офицеры» – Николая, служившего до 1917 г. на стороне царской армии, отправляют в Среднюю Азию «воевать с басмачами». Жена последовала за ним и благодаря природному обаянию смогла расположить к «медицинской» семье многих начальников, в результате чего молодожёнов вернули в Москву. Там Николай быстро стал востребованным врачом. К нему потянулись пациенты, с каждым годом их становилось больше, репутация доктора росла.

И вот 22 апреля 1925 г. в центре Москвы родился Юрий Николаевич. В школе он учился хорошо, но, по собственному признанию, «больше любил гонять мяч во дворе». И даже некоторое время с подачи отца активно занимался спортивной борьбой.

Военные годы

Но вот наступил 1941 г., а за плечами только 9 классов школы, которую из-за начала Великой Отечественной закрыли. Юрий начал трудиться на военном заводе, где делали авиабомбы, параллельно оканчивал 10 класс. Отец в это время работал в подмосковном госпитале и рекомендовал стать сыну вольным слушателем в первом медуниверситете. Потом по повестке из военкомата он отправляется в Киров, где поступает в военно-морскую медицинскую академию, эвакуированную из Ленинграда. С третьего курса курсантов перебрасывают обратно в Ленинград, где все числятся на военном положении и выполняют фельдшерскую работу: делают уколы, вливания, ассистируют на операциях.

Но тут произошло страшное: Юрий стоял на смотровой вышке, когда прогремел взрыв, и молодого курсанта взрывной волной сбросило вниз. Из-за контузии произошла потеря сознания и слуха. Катастрофа? Крест на карьере врача? Но молодой человек учится хорошо, товарищи помогают переписывать лекции, подсказывают ответы, слух постепенно восстанавливается, но не до конца. И с этого момента всю жизнь Юрий Николаевич обречён носить слуховой аппарат.

По окончании академии в 1948 г. Юрия направляют служить в Советскую гавань, город-порт в районе Сахалина, старшим врачом авиационного полка. Должность очень ответственная – каждый полётный лист лётчика утверждается командиром части, затем подписывается старшим инженером и старшим врачом, который осматривает пилота перед вылетом. И многое здесь зависит от взаимного доверия лётчика и доктора.

 Пионер УЗИ

Но вот война закончена, проходит послевоенный период, в армии начались сокращения, благодаря которым Юрию Николаевичу удалось в конце 1956 г. вернуться в Москву и устроиться на работу в терапевтическое отделение ЦКБ № 1 МПС СССР. Нашему герою исполнилось 27 лет, а его руководителю Марии Левитанской – около 70. Через 3 года ему предлагают стать заведующим физиотерапевтическим отделением и дают две комнаты в трёхкомнатной квартире рядом с больницей. Теперь Богин может перевезти к себе семью, которая до этого жила в Ленинграде. В ЦКБ он проработает до 1997 г.

Как-то, зайдя в отделение физиотерапии, Юрий Николаевич обнаружил не используемый австрийский портативный аппарат интерференцтерапии и начал его изучать. Аппарат при «сложении» незначительно различающихся токов средней частоты вызывал так называемые биения, которые являют собой низкочастотные токи, оказывающие целебное воздействие на организм.  Интерференционные токи оказывают не такое сильное действие, как постоянные, поэтому их используют в неврологии при периферических поражениях в подострой стадии процесса. К сожалению, аппарат скоро вышел из строя – встал вопрос о создании отечественного устройства.

Прибор врач использовал для проведения электронаркоза и для выведения камней из мочеточников. С австрийским аппаратом Богин отправился на тушинский механический завод и попросил помочь сконструировать русский аналог. Вскоре был создан прибор БКБ-62 – с его помощью пациента вводили в состояние наркоза, благодаря чему хирургам сразу удалось сделать несколько удачных операций. Аппаратом заинтересовались коллеги, стали приглашать в гости. Так в Харькове, в неврологической больнице МПС, москвичам показали настоящее чудо – аппарат ультразвуковой диагностики в заводской упаковке, местные врачи просто не знали, что с ним делать. Вскоре аппарат весом около тонны оказался в Москве.

В 1961 г. на базе больницы под руководством Богина была создана одна из первых в стране лабораторий ультразвуковой (биолокационной) диагностики.

«И с тех пор я увлёкся ультразвуком, – вспоминает Юрий Николаевич. – Этот метод удивительный, он имеет неограниченные возможности. И каждый раз было очень радостно придумывать и находить что-то новое». Именно УЗИ – первый этап определения повреждения мягкотканых компонентов, не такой дорогостоящий метод, как МРТ, и очень мобильный.

И боль отступила

Помимо традиционных методов лучевой диагностики, таких как рентгенография и сцинтиграфия, в МПС под руководством Ю.Богина стали использовать ультразвуковую диагностику и термографию. Врачи старались применять самые эффективные, безвредные и недорогие методы диагностики. Аппарат УЗИ постепенно становился более портативным. За советами стали обращаться специалисты из других клиник, в частности по поводу спортивных травм. Оказалось, что УЗИ отлично правляется с просмотром разрывов сухожилий и мышц.

Однажды Игорь Стулин, молодой специалист и ученик Ю.Богина, пожаловался, что не может сделать пациентке люмбальную пункцию, а сам процесс очень болезненный. Но, может, с помощью УЗИ получится? Взяли датчик, тонкий металлический штифт. Поставили датчик на позвоночник, стержень стали перемещать в разные стороны. Используя линейный датчик, Богин определил среднюю линию на желаемом уровне позвоночника при продольном и поперечном сканировании. С помощью поперечного доступа Юрий Николаевич отметил локализацию остистых отростков позвоночника над и под выбранным местом, и на следующий день в выбранной точке Игорь спокойно сделал пункцию. А ведь до этого при проведении такой процедуры часто возникали осложнения, в Израиле такими осложнениями занималась целая клиника. В США же было принято правило, что анестезиологи обязаны делать люмбальную пункцию только с применением разработанной методики.

Тепловидение

Однажды Ю.Богин увлёкся тепловидением. Если ультразвук определяет морфологические особенности организма, то термография уточняет: идут ли воспалительный и метаболический процессы, рост тканей, функциональные изменения. Термография представляет собой один из методов медицинского исследования, принцип действия которого базируется на преобразовании инфракрасного излучения человеческого тела в электронный импульс.

Комплексное использование УЗИ и термографии оказалось очень эффективным в диагностике опухолей молочных желёз. Обследование проводилось на отечественном аппарате «Тепловизор», позволяющем объективно фокусировать и в динамике наблюдать температуру различных участков поверхности человеческого тела за счёт инфракрасного излучения, испускаемого организмом. На основании большого числа

обследований было выявлено, что часто доброкачественные опухоли имеют разницу кожной температуры не выше 1,5 C. Из 26 больных раком молочной железы термографически был дан правильный ответ в 19 случаях.

Так был внедрён новый метод медицинского обследования. Впоследствии термография хорошо зарекомендовала себя для обнаружения частой причины мужского бесплодия.

Награда нашла героя

В 1988 г. на адрес больницы пришло письмо из Вашингтона: «Уважаемый доктор Ю.Н.Богин! Как пионера ультразвуковой диагностики, просим Вас принять участие в историческом конгрессе по ультразвуку». В конце была приписка: если нет средств поехать за свой счёт, можно будет воспользоваться средствами спонсоров конгресса.

Юрий Николаевич написал письмо в Министерство путей сообщения. Ответ, который он получил, был подписан с такой резолюцией: «МИД не рекомендует ехать за счёт принимающей стороны». Так был поставлен крест на участие в конгрессе –откуда у него тогда могли быть несколько тысяч долларов, чтобы добраться до США, пробыть там неделю и вернуться обратно?

 К счастью, в тот момент в Вашингтоне оказалась сотрудница академика Святослава Фёдорова. Она и привезла учёному диплом и награду. В США Богину присвоили звание пионера ультразвука WFUMB и FIUM. У Юрия Николаевича, как ветерана ВОВ, наград много, но особенно дороги две: это всемирное почётное звание и письменное поздравление Президента РФ Владимира Путина с 90-летием. Соблюдая два правила Юрий Николаевич всё время что-то пишет, придумывает, считает. Хотя ему уже 92 года! Он очень благодарен своей жене, тоже врачу, Лидии Александровне за поддержку и вдохновение. Отсчитывая десятый десяток прожитых лет, он продолжает научную работу, ведёт свой сайт и даёт медицинские консультации. Под руководством Богина было защищено 6 кандидатских диссертаций, получено много патентов на изобретения. Он считает, что в любой профессии можно быть счастливым, если соблюдать самые простые вещи: избегать вредных привычек, быть умеренным во всём, интересоваться происходящим вокруг и любить своих близких. Когда пионера УЗИ спрашивают, в чём секрет его долголетия, он отвечает так: «Секрета, конечно, никакого нет. Просто всю жизнь я соблюдал два правила: знал чувство меры во всех своих желаниях и пристрастиях и старался заниматься по жизни тем, что мне интересно и ново».

Вячеслав СВАЛЬНОВ,

корр. «МГ».

Москва.

Статья опубликована в "Медицинской газете" №44 от 21.06.2017 стр. 15